Поэма о Князе Михаиле Черниговском

Причина верлибра

Синее, синее море.
И женщина синеглазая.
Словно волна – неуёмная.
Словно волна – не моя.

Я трогаю синюю воду.
А рифмы, как чайки свободные,
летят от меня, невесомые,
за катером вдалеке.

Иду я разочарованно.
Ведь верилось так мне,
что рифмами
смогу я весь мир окружить…

Туманом закрыт Ай-Тодор…

Я трогаю синюю воду –
её не удержишь ладонями,
и женщина синеглазая
от пирса уходит с другим.

И это ни с чем не рифмуется!..

Я с детста знал, что знать не должно детям

РЕЙХСТАГ – 45-того        

Повержен Рейх! Взметён Победы флаг!

Труп Гитлера, огонь и чад
бензина.

 Униженно
вздымается Рейхстаг

среди руин и копоти Берлина…

В подвалах зданий дети, старики,

плач, искажённые испугом лица,

со вздетыми  руками, как сурки,

из нор своих ползут сдаваться
фрицы…

…Ещё палили в отдалении пушки,

а маршал поздравлял их: –
Молодцы!..

и на Рейхстаге красовалось – П У Ш
К И Н! –

коты воители боль стекала по венам вниз

и – ПОМНИ НАШИХ! –   вывели бойцы.

Стоял у штаба строгий часовой

и составлялись наградные списки.

«Гросфатер, мутер! Подставляйте
миски!».

Повержен Рейх. Нюрнбергский приговор

не за горами. Ждёт злодеев кара!

Фашистских бонз погибель и позор

мир, прозревая, предрекал
недаром.

На план второй ушли печаль,
тоска

политика двойная, сбой ленд-лиза,

и ликовала майская Москва,

где «Всё для фронта!» главным был девизом.

Повержен Рейх. Дописана
страница,

но боль ещё всё ест и ест
сердца…

И пленные тянулись вереницей

к воротам Бранденбургским без
конца.

И верилось: фашизму – всё! – конец!

МУР МУР" — card from user mamedova.rajana in Yandex.Collections

Стреляли в небо! Лязги. Цокот
конский.

И ликовал со всеми мой отец,

не зная, что погибнет на
«японской».

Плясали так, что жарко было
тучам,

аккордеон трофейный брал верха

и если вдруг «давал он петуха»,

смеялись все: – В России пообучим!..

Я С ДЕТСТВА
ЗНАЛ, ЧТО ЗНАТЬ
НЕ ДОЛЖНО ДЕТЯМ

                                                     
Д е т я м   в о й н ы

Ливадия. Дворец. Органный зал.

Вдали, средь волн, дельфинью вижу стаю.

Я даже половины не сказал

о том, о чём сказать давно мечтаю.

МУР МУР" — card from user mamedova.rajana in Yandex.Collections

О, дайте срок, я всё ещё скажу,

/не путайте с тюремным сроком/ я-то

полжизни проходил, как по ножу,

а это было чёрт-те чем
чревато.

Блатняк и в Ялте – всё равно блатняк,

все «подвиги»  припомню здесь едва ли.

Наверно, был какой-то всё же знак,

и наши интересы не совпали.

война, разруха, горе – сплошь бодяга!

Порою жизнь не требует прикрас,

поскольку от прикрас до лжи – полшага.

Я всё прошёл, хлебнул «наук», будь спок,

я с детства знал, что знать не должно детям,

я только приспособиться не смог

ни к тем ханыгам, ни к ханыгам этим.

Всё дерибанят землю, всё гребут,

кто жил «не гуд», то и теперь «не гуд»

живёт, поскольку алчность презирает…

Органный зал. Ливадия. Дворец.

Секвойи, канны, всех оттенков розы.

Я, может, и открою, наконец,

всё, что терзает память, как занозы.

Те кореша ушли уж в мир иной,

их смыло время мутною волною,

но мысли неприкаянно со мной

живут, что не они тому виною.

Коты воители боль стекала по венам вниз - YouTube - MusicBaby

Калеки, наркота, бухло, ворьё,

голодомор. Вы это проходили?

Послевоенное житьё-бытьё

не каждый взрослый мог тогда осилить.

Бездомность, безотцовщина – сие

https://www.youtube.com/watch?v=9fmRdXiH0yM

для детских душ, что яд, – хлебни всего лишь.

Недаром говорится: бытие

Коты воители - Боль стекала по венам вниз - YouTube

определяет всё. Тут не поспоришь.

о том, о чём сказать стремлюсь порою…

Дворец. Ливадия. Органный зал.

И память. Не дающая покою…

НАС  УЖЕ  НЕ  ВОЗЬМЁШЬ   НА  ИСПУГ

                                    Светлой   памяти…

Нас уже не возьмёшь на испуг,

Коты Воители|Боль стекала по венам вниз - YouTube

за душой столько вечных разлук,

что тоски острота как-то стёрлась.

Вот открою альбом: Бог ты мой! –

мать, отец, дед Андрей, тётя Тома, –

не вернутся с работы домой,

да и нету того уже дома.

Жизнь идёт по законам своим

и проходит, хоть мы не торопим;

что же зло друг на друга таим

и обиды дурацкие копим.

Вот закрою альбом: мой ты Бог! –

ты уже не взойдёшь на порог

в сарафане из лёгкого ситца.

Нас уже не возьмёшь
на испуг

самый лучший единственный друг

с фотографии смотрит с улыбкой.

Всё идёт в мире этом не так,

сожаленье в груди нарастает,

и безвременно канувший враг,

к состраданию тоже взывает.

За окном распевают скворцы!

Не смущать их чтоб грустной строкою,

малосольные есть огурцы

и стопарик всегда под рукою.

мир пугал нас уже многократно.

Столько нового в жизни вокруг!

Столько в жизни потерь невозвратных…

«БРИСТОЛЬ»

                              Валентину Уткину

Забуриться, что ль, в кабак
«Бристоль»?

«Южным» ресторанчик звался нежно.

Здесь мелькнули юность и надежды

в этом-то и всей печали соль.

Той гостишки «Южной» бедный быт,

(цикл ст-ий)

Мы пришли в этот мир накануне жестокой войны,
чёрной свастики тень стала тенью невиданных бедствий,
и уже от рожденья мы были с тобой не вольны,
а верней, лишены льгот и ласк, что положены детству.

Всё в стихах описать невозможно, не тот это жанр,
но семейные фото, – какие в них строгие лица!
В 45-ом казалось – потушен военный пожар,
да разруха и голод – от них ни уйти, ни укрыться.

И уже нас зовут с некой жалостью «Дети войны»,
и уже в нашу сторону тёплым как будто подуло.
Нам с тобой повезло, мы хоть вспомнить о прошлом вольны,
а скольких уже нет, их безжалостно время слизнуло.

Я женщин знал, я пел им песни

Ещё все песни не допеты,

ещё друзья кричат: – Держись!..

Но замерцало русло Леты

в конце пути, чьё имя – жизнь.

Не обойти и не вернуться

Коты воители-боль стекала по венам вниз - YouTube

назад (так хоть чуть-чуть
постой!);

и юности разбито блюдце,

и зрелости сосуд – пустой.

я дух сберёг – растратил плоть;

я одолел свою дорогу,

Коты Воители - Клип Между нами любовь!

которую судил Господь.

Я женщин знал, я пел им песни.

летал с Пегасом на Парнас,

я мог прожить бы интересней,

да всё ль зависит ли от нас?

Не всё, конечно, кто же спорит?

Вся наша жизнь – лишь божий миг!

Я постигал глубины моря.

я до конца их не постиг.

Корягу старости корчуя,

и сетуя, мол, где он, ствол? –

что из того, что не хочу я

нести Харону свой обол?

Что из того?.. По всем приметам,

как напоследок ни крути,

уже мерцает русло Леты

 в конце пути…

Первый признак

От строчек благостных, сюсюкающих – тошно.
Заумный текст… (О, психиатр, лови клиентов!).
Я преклоняюсь перед тем, кто может точно
сказать о жизни без прикрас, без сантиментов.

Горланят чайки на горсвалке истерично,
Бьют перелётных птиц над морем, нрав их злобен.
А как парят они! Кто видел это лично,
тот их за ангелов принять легко способен.

Хамелеонам камуфляжность служит верно,
она и польза, и защита их ораве.
Хамелеонность для поэта – смерть, наверно;
своё лицо терять поэзия не вправе.

И потому чеканный слог, и точность мысли –
вот первый признак, что поэт отмечен Богом!
О, Муза, Муза, заблудившихся простишь ли,
гуляя с Пушкиным, Рубцовым, Фетом, Блоком?..

СТИЛИЗАЦИИ

И.С.

Подражателей полно, каждый день и ночь старается,
но поэзии вино в разбавленьях не нуждается…

Стилизаций не люблю,
(под японцев, там, китайцев);
на охоте погублю
пару невезучих зайцев.
Возле горного ручья
посижу и, веря в небыль,
трону пальцами луч я,
как струну гитары в небе.

Стилизаций не терплю,
(под китайцев, там, японцев);
вслед несутся кораблю
чайки под вечерним солнцем.
И уже закат, как веер,
встал, в полнеба воссияв,
я недаром в небыль верил,
вот и превратилась в явь.

Стилизаций не хвалю,
(рубаи, там, хокку, танки) –
приближается к нулю
счёт мой в Ялтинском сбербанке.
Да и жизнь за ним спешит
и, хоть не в своей тарелке,
я давно не лыком шит:
стилизации – подделки.

Обязательно я передам!

Пейзаж в окне однообразен. Вагон качает.

Снег да хмарь. Здесь встарь бродил с ватагой Разин,кому – отец, кому – бунтарь.

На стругах выплывал по Волге,по Дону плыл, сивуху пил. Сейчас на поезде недолгийтот путь, где кровушку он лил.

Но как всё вымерло. Колёсастучат.

О чём? – и не поймёшь. На перекрёстках и на плёсахпустынно – аж до жути – сплошь.

Всё снег да снег, да ширь степная,да встречный лишь локомотив. Колёсам пьяный подпеваетих безалаберный мотив.

Вокзал. Стоянка.

Очень грязенперрон. И снова мчимся вдаль.

Пейзаж в окне однообразен,вагон качает, снег да хмарь. Мелькнут, как конные казаки,кусты во тьме.

Иль снится мне?Далёких дней живучи знакив объятой смутою стране. Всё так же гол народ.

И так жебогуют власти без стыда,и двоерушничают стражипорядка так же, как тогда. А новые «бояре» развене тем же знанием живут,что предан здесь был Стенька Разин,и новых стенек – предадут…Эхма.

Народ. Вороньи стаикружат над полем, страх забыв.

Колёсам пьяный подпеваетих безалаберный мотив. Бегут назад лесопосадки,лишь иногда сквозь снежный смогмелькнут могильные оградкииль одинокий огонёк.

И вьюга, и позёмка в поле,и вдоль дороги кутерьма;доколе это все, доколе,не на века ж она, зима?Спешим. Куда?Наш путь размазан.

И всё сильней души печаль. Пейзаж в окне однообразен,вагон качает.

Снег да хмарь…

 1989 г.

Не люблю напомаженных кисок,
прохиндеев, упрямцев, льстецов.
Я для славы не делал приписок,
подлецов не найдёшь средь Стрельцов.

И чужого не крал, не из этих,
мстить могу, но не праздную месть,
я из всех распиаренных этик
уважаю душевность и честь.

Шутки прочь! Я совсем не играю!
Я не то чтобы очень уж зол,
сам не раз проходил я по краю,
чтоб забить неприятелю гол.

Забивал! Отражал! Был на стрёме!
По характеру – не ротозей!
Я прощал очень многое, кроме
вероломства продажных друзей.

Не приемлю предателей с детства,
сроду не был предателем сам,
и черту эту сыну в наследство
обязательно я передам.

СТИХИ ЗОВУТ НЕУДЕРЖИМО!

Стихи зовут неудержимо,
как молодую птицу – высь!
Не пролетай, мгновенье, мимо,
не проносись!

Строкой схватить его движение,
чтобы навеки он застыл
лица необщим выражением,
как Баратынский говорил.


А не удастся, что ж, вестимо,
непознанных всё больше тайн.
Не проносись, мгновенье, мимо,
не пролетай!.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Варикоз
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: